Желаем приятного прочтения! 2 страница  

Желаем приятного прочтения! 2 страница

Сцена была в Рокфеллеровском центре, прямо на улице между всеми этими огромными небоскребами. Это очень живописное место. Американские флаги развевались над нами, а вокруг творился такой хаос. Ты вдруг понимаешь, что находишься в Штатах. Это было совершенно невероятно. Это был наш американский дебют на телевидении. Мы появились на красном лондонском автобусе, после чего стали выступать перед большим количеством людей. Вскоре мы узнали, что побили рекорд на шоу по посещаемости. Я почти уверен, что они сравнили нас с Леди Гагой, и давайте посмотрим правде в глаза: она одна из крупнейших поп-звезд. Это были хорошие времена!

Альбом дебютировал под номером 1 в нескольких странах, поэтому все взоры были устремлены на то, как высоко мы могли подняться в США. В начале недели мы провели встречу со звукозаписывающим лейблом и менеджментом, чтобы посмотреть, как идут дела, и они сказали: «Смотрите, ребята. Есть шанс взорвать чарт, но конкуренция на этой неделе сурова. Мы должны ‘поднять наши ставки’». Так мы и сделали. Я помню, как горами подписывали CD-диски, устраивали автограф-сессии, объезжая так много мест. Мы хотели номера 1 так сильно!


В конце недели, когда я сидел в нью-йоркском такси, мне позвонили. Это был наш менеджер, Уилл. «Лиам, у меня новости! Альбом, как новинку, ставят на первое место!» Я просто не мог поверить тому, что услышал. Я вышел из машины и пошел покупать себе новые часы в честь праздника! Это маленький ритуал у меня сейчас: каждый раз, когда мы делаем что-то успешное, я покупаю хорошие часы. Помню, как думал о том, что буду делать татуировку каждый раз, когда случится что-то грандиозное. Ох, я был бы полностью покрыт сейчас ими! Когда у меня будут дети, я буду показывать им эти часы и рассказывать истории, которые связаны с ними.


Не поймите меня неправильно, мы знали, что первое место в чартах США - это был рекорд, но мы не осознавали этого. Только несколько недель спустя мы начали понимать все. The Beatles никогда не удавалось это. The Rolling Stones, Take That, Coldplay - всем этим большим группам тоже никогда не удавалось, чтобы их дебютный альбом стал номером 1. Сумасшествие, не так ли?
Нас иногда спрашивают, почему наш альбом стал номером 1, и почему все это происходило настолько безумно. Я думаю, есть несколько причин. Я считаю, помогло то, что мы просто замечательно проводили время, и, возможно, люди с удовольствием наблюдали за этим. Как я уже сказал, мы не знали историю чартов Billboard. Я любил петь и выступать, я просто привык делать то, что нравится и ничего не знал об истории музыки. Сейчас же я слушаю все виды музыки, проверяю чарты. Но тогда я не был так заинтересован этим. Интересно, было ли это плюсом для нас? Таким образом, мы никогда не принимали все всерьез, и людям, казалось, нравилось это. Мы говорили: «Эй, мы просто веселимся! Это здорово!» Людям вроде понравился тот факт, что мы не были чрезмерно серьезными, что мы просто веселимся и одеваемся как обычные парни. Я также думаю, что у нас были хорошие песни, которые действительно прекрасно написаны и мастерски созданы. Адель, несомненно, открыла много дверей для британских артистов.

Тур с Big Time Rush был еще одной нашей удачей. Мы проделали большую работу. Наша американская маркетинговая команда была удивительной. Также не могу не отметить и наших фанатов, которые продолжали продвигать нас в социальных сетях. Тур прошел быстро, я даже не успел заметить всего.

В феврале мы улетели из Америки обратно в Великобританию на церемонию Brit Awards, где мы как-то выиграли награду за нашу дебютную песню. С тех пор мы выиграли немало наград, но церемонии награждения немного странные иногда. Я помню первую победу на VMA. Одно из моих самых любимых воспоминаний первых дней. Это был грандиозный вечер! Я чувствовал такую гордость, что альбом получил признание в Штатах.


Первая премия BA была большим делом для нас тоже. Я наблюдал за этими программами, когда был ребенком, и всегда думал: «Интересно, каково это, когда им говорят, что они выиграли?»

Единственная проблема была в том, что меня сделали ответственным в этот вечер. В раздевалке один из наших менеджеров Ричард Гриффитс вручил мне синий лист бумаги и сказал: «Вот все те люди, которых было бы здорово поблагодарить, если мы выиграем». Поэтому, когда они открыли конверт и крикнули: «И победителем становится....» Я такой: «ДА!!!», а потом: «Твою мать, список!» Я никогда не выступал с речью, поэтому, когда я встал там, звук начал отражаться. Я стал бороться за то, чтобы услышать себя. Я начал медленно говорить, чтобы все сработало, но это не помогало. Творился такой хаос внутри. Но я все равно озвучил все имена!

Это было довольно забавно, потому что сначала британцы, когда мы пришли на «Икс-Фактор», были скептически настроены по отношению к нам. Но потом динамика стала меняться. Было приятно получать уважение за то, что ты упорно трудился и добился успеха за рубежом как британская группа.

Я хотел бы также упомянуть «Sons & Daughters Аward», которая проходила в моем родном городе Вулверхэмптон в конце 2013 года. Победителями были местные жители, которые внесли большой вклад для своего города, поэтому я был очень счастлив, когда узнал о победе! К сожалению, я не мог быть там, потому что был на гастролях в Австралии, но мама и папа пошли туда, чтобы забрать награду за меня. Я записал видео-сообщение. «Наша группа взяла много наград за последние несколько лет, но для меня эта одна из самых, за которую я благодарен. Вулверхэмптон - мой дом, и он всегда им будет. Я хочу сказать огромное спасибо всем тем людям, которые поддерживали меня, чтобы я стал тем, кем я являюсь сегодня... это, безусловно, самая важная награда. Она займет почетное место на моей полке». Я был невероятно горд.

После тура с Big Time Rush, а также успешного релиза альбома стало очевидно, что интерес СМИ к нам и спрос на концерты стали огромными. Поэтому в апреле мы начали наш собственный тур по Австралии, а затем - по Северной Америке. Там было столько шумихи вокруг нас. Мы иногда забывали, где находимся, все походило на что-то нереальное. К счастью, у нас не было плохих аудиторий – куда бы мы ни приезжали, везде ждало прекрасное отношение к нам. Это было восхитительно путешествовать по Северной Америке, зная, что это твой собственный тур. Мы любили быть в дороге. Были только мы и наш тур-менеджер Пол, который, казалось, застрял вместе с нами… Билеты на концерты с успехом продавались, что способствовало продлению тура. В конечном счете, мы сделали более 60 концертов. Помимо всего этого, мы также появились на таких шоу, как «ICarly» и «Saturday Night Live». Просто настоящий круговорот событий!

Тур помог нам еще больше сдружиться. Помните, как я жил вместе с Найлом во время «Икс-Фактора»? Мы тогда не знали друг друга, когда группа была сформирована. Мы провели неделю в доме отца Гарри, смотрели телевизор, плавали и просто бездельничали. Мы только начинали строить наши отношения.

Мы пытались быть самостоятельными в этой индустрии. Не всегда было легко. Столько суматохи происходило за кулисами. Менеджеры и команда спрашивали: «Вы в порядке, ребята? Все готово к сегодняшнему дню?» Они всегда убеждаются в том, в порядке ли мы. Наш ответ был такой: «Мы здесь, чтобы хорошо провести время!» Смех во время работы был очень хорошим механизмом в решениях наших проблем во время этих безумных событий, происходящих вокруг нас ... Этого не было в нашем контракте, это было просто то, что мы делаем естественно. Дело в том, что смех помог нам снять давление, он был как дополнительный бонус. Мы имели право смеяться, нести всякий бред, не очень задумываясь о всех этих записях и статистике, которые говорят о нас.

2012 был важный год для Великобритании из-за Олимпийских игр в Лондоне. Для нас было абсолютной честью быть приглашёнными выступать на них. Это было огромное дело для всех нас. Как ребёнок-спортсмен, я часто говорил моему папе: «Я буду на Олимпиаде!» И теперь я наконец-то побывал там! Состав артистов, участвующих там, был удивительным. Мы встретили многих из них до церемонии закрытия. К примеру, безумных Spice Girls и Рассела Брэнда. Мы выступали на задней части этого грузовика, но меня не волнует, где мы пели, это была такая честь представлять нашу страну во всем мире. Это была важная игра для Англии - Англия участвовала в «игре поп-звезд». Это было здорово! Эти игры были как раз тем моментом, которым я нереально горжусь. Так престижно было выступать на них.

Один интервьюер спросил меня: «Теперь, когда вы пользуетесь таким успехом, вы начали заново устанавливать свои цели?» Но если быть до конца честным, ответ - нет. Мы все еще просто собираемся вместе, смеясь, работа перестаёт быть такой сложной. Я иногда говорю людям: «Мы не стремились выступать на Олимпиаде», или: «В моих мечтах даже не было того, что у нас будет концерт на улице Нью-Йорка перед тысячами людей». Очевидно, что наши команды в США и по всему миру работали довольно усердно. И у них были планы и стратегии, конечно. Я никогда не отрицал этого. Но с точки зрения нас, пятерых парней, то мы просто двигаемся по течению, и это лучшее время.

Остальной 2012 был просто сумасшедшим. Мы выпустили еще несколько синглов и выиграли несколько наград MTV, делали промо и концерты – все это было беспрерывно. В первой половине года мы также начали работать над вторым альбомом, и в этот раз мы более активно принимали участие в написании. Мы хотели развивать музыку, чтобы сделать её лучше. Тем не менее, альбом был еще по существу в руках звукозаписывающих лейблов, а также людей, пишущих песни. У нас было определенное количество, скажем, в том, где мы можем поучаствовать, но мы были, конечно, не главные авторы песен. К счастью, песни вышли замечательными, и я помню, как хорошо себя чувствовал на тот момент. Мы записывали большую часть материала в дороге, и было совсем немного студийного времени в Швеции и в Лондоне. Было уже полегче, хотя доставалось много промо и интервью, которые должны были быть сделаны.

Мы думали, что такой ажиотаж будет только с первым альбомом, но «Take Me Home» вывел вещи на совершенно новый уровень. К синглу «Live While We’re Young» по сей день проявляют интерес! Мы хотели выполнять свою работу еще лучше, так что это заставило нас работать еще упорнее. Когда мы услышали, что стали номером один в чартах за первую неделю после релиза, мы все были в шоке.

Новый альбом стал хитом номер 1 в 31 странах. Это просто сумасшествие! Это всегда удивительно быть номером 1 в Великобритании. И мы сделали то же самое снова в Штатах - еще один мировой рекорд!

Куда бы мы ни поехали, везде царил хаос, творилось безумие. Я думал о туре в поддержку альбома, и я просто не мог дождаться, чтобы отправиться в дорогу, увидеть всех поклонников, которые сделали это возможным. Я до сих пор считаю это невероятным, что у нас так много поклонников во многих странах - глобальный масштаб, во что поверить довольно трудно, честно говоря. В наших интервью одна из наиболее часто повторяющихся моих фраз: «Я не могу поверить, что нас приняли в этой стране. Это действительно никогда не перестает меня удивлять».

Через месяц после выхода второго альбома мы выступили в Мэдисон Сквер Гарден в Нью-Йорке. Это один из самых значимых концертов по сей день. Стив Барнетт из нашего лейбла «Columbia» тогда сказал: «Если вы станете номером 1 с этим альбомом, то будете выступать на МСГ!» Я подумал: «Вууххху! Нехило, Стив!» Когда мы стали номером 1 (мы отлично помним этот день) Стив сказал, что концерту быть! Я очень волновался насчет продаж билетов, остальные ребята говорили: «Как вы думаете, мы перешли отметку?» Это такое огромное и легендарное место ... Я думал, что мы достигли этого слишком рано. Итак, представьте, каково это, когда кто-то из звукозаписывающей компании позвонил вам и сказал: «Ребята, билеты на МСГ уже распроданы менее чем за одну минуту!» А это 20 000 билетов! Все казалось таким нелепым. Мы просто молодые парни с улицы ... билеты, на шоу которых, были распроданы полностью. Эти вещи просто так не происходят. Это место такое престижное здание. После концерта мы устроили вечеринку со всеми нашими друзьями, семьями и тур-командой One Direction, чтобы отпраздновать 12 успешных месяцев прекрасного 2012 года.

В феврале 2013 года мы начали работать с «Comic Relief». Поездка в Гану помогла нам во многом. Это были два очень важных дня для меня лично. У нас был хороший отель, чтобы остановиться, не буду врать об этом. Бедность, которая там, просто ужасна. Мы потратили 15 часов в трущобах: этого хватило, чтобы получить полную картину той жизни. Можете ли вы представить себя, живущих там все время? С одной стороны этих трущоб была свалка, а с другой стороны были все эти маленькие лачуги, буквально в 50 ярдах от горы мусора. Запах был ужасным, и ветер дул, так что пахло и разносило всю грязь в эти лачуги. Я заметил запах горящего пластика. Я спросил, что это было, и они сказали мне, люди роются в мусоре, чтобы найти электрические кабели. Они сжигают пластиковое покрытие и продают провод за 30 фунтов.

Они проводили меня и Гарри к одной маленькой палатке, где у них происходила церемония присвоения имени крошечной девочке. Несмотря на то, где она жила, на ней была хорошая белая одежда. Видимо, ее отдали другие люди, неравнодушные к такой жизни. Она лежала на одном матрасе на полу, мы подошли к ее папе. Он пожал нам руки, а затем повернулся к Гарри и сказал: «Пожалуйста, забери моего ребенка с собой. Она нуждается в лучшей жизни. Пожалуйста, увезите ее отсюда». Я был просто в шоке. Это было действительно трудно. На самом деле, это была самая трудная вещь, которую мне когда-либо приходилось слушать в моей жизни. Я просто не мог справиться с ней. Мы также встретили парня, который учился на повара на собранные средства от «Comic Relief». Он готовил на улице для всех, а также получал заработную плату в результате обучения. Многие вещи должны измениться там…

Поездка в Гану была проверкой для всех нас, огромным испытанием. Когда ты увидел все то, что происходит там, ты больше не в состоянии ощущать жалость к себе из-за того, что ты находишься в дороге вдалеке от своей семьи и направляешься на очередной концерт, билеты на который распроданы…

Возвращаясь к «Take Me Home»: мы отыграли где-то 130 шоу в этом туре. До сих пор не могу поверить в то, что мы действительно сделали это, что нам представилась такая возможность.

Конечно, я не могу отрицать, что скучаю по друзьям и семье, когда в дороге. Я был бы настоящим лжецом. Мы были такими маленькими парнями, когда покинули наши дома, а теперь мы катаемся по всему миру. Когда кто-нибудь из парней сморозил какую-нибудь глупость, это заставляло меня смеяться. Я чувствовал себя лучше. Постепенно мы привыкали к этой жизни. Правда, когда в 2013 году я понял, что не могу приехать домой на похороны дедушки, потому что у меня концерт в Австралии, мне было очень больно.

Мне было всего 17 лет, когда все это началось на «Икс-Факторе». Моя мама очень переживала. Это трудно для нее. И папа понимает почему. Есть так много вещей в моей жизни, что уже совершенно нормально для меня, но они, по понятным причинам, не в состоянии понять их. Родители иногда говорят: «Мы не знаем, какие у тебя проблемы и как ты справляешься с ними, Лиам". Я понимаю, что они хотят знать больше, что они упускают многие моменты. Мои родители не видели, как я превратился в молодого человека. Для них принять это было не совсем легко, в отличие от меня. Может быть, я не замечаю этого, так как нахожусь с другими людьми в течение дня. А они каждый раз заходят домой и видят, что меня там нет.

Однако успех One Direction дал мне большие преимущества в жизни. Самое большое счастье для меня в настоящее время это то, что я в состоянии дать моей семье хорошую жизнь. У них хороший дом, им не следует переживать о том, когда нужно заплатить за него. Но имейте в виду, мой папа работает до сих пор! Каждый день! Он работает несколько месяцев без выходных и гордится этим фактом. Он рабочий человек, который любит ходить к себе на работу. Ничего никогда не изменится для моих родителей в этом смысле, и если папа прекратит работать, он будет скучать.


Если бы я перестал петь, то, возможно, я бы последовал папиному примеру и пошел работать на его фабрику. Но я в группе. Мы тоже своего рода изготавливаем продукт. Только в виде песен. Может быть, это тоже можно отнести к рабочему классу? Мне очень нравится включать наушники и слушать то, что мы создали.

Также нахождение в One Direction подарило мне много удивительных друзей. Мне очень повезло, чтобы я встретился с невероятными людьми на этом пути.

Вернемся снова к туру в поддержку второго альбома. Все начиналось с нескольких шоу на арене O2 в Лондоне. Я смотрел несколько концертов там, например, JLS, и это были выступления, которые мы всегда хотели сделать. Это красивое место! Всякий раз, когда я иду туда, чтобы посмотреть выступление какого-нибудь артиста, то во мне вновь разгорается желание выступить там снова. Когда я был младше, мне выпал шанс отправиться на экскурсию туда. Арена тогда называлась «Millennium Dome». Но моей сестре тоже очень хотелось. Семья не могла позволить купить нам 2 билета. Я был, можно сказать, сумасшедшим ребенком, и мои родители подумали, что Рут будет помнить и ценить этот день больше, потому что она старше и разумнее. Из-за этого я не поехал, я был расстроен. Я помню, когда она вернулась, она сказала: «Я привезла тебе подарок из Лондона». Она купила мне точилку для карандашей. Я посмеялся про себя, когда мы выступали там. Наконец-то я добрался до «Millennium Dome»!

Нам очень повезло быть в группе. Конечно, это иногда влияет на тебя, потому что ты не в состоянии порой поделать нормальные вещи. Ты привыкаешь к этой быстрой жизни. Я, к примеру, не могу сидеть на месте. Я не отключаю телефон, когда у меня выходные дни. Если мне становится грустно, то мне начинает казаться, что я что-то не сделал. Я начинаю обдумывать планы, чем бы я мог сегодня заняться. Я просто не могу сидеть без дела больше 10 минут. Единственное, что мы знали в течение 4 лет – это вставать и двигаться дальше, дальше, дальше, дальше. Я всегда был гиперактивным, а с такой гастрольной жизнью это делает меня еще более неспокойным.

Иногда это мешает спать. Я могу поискать какие-нибудь новости о группе или еще что-нибудь интересное. Я лежу в постели, читаю, обдумываю в течение нескольких часов. Часто выглядываю в окно или на балкон. В общем, мне трудно заснуть. Я всегда размышляю о том, что делать дальше, о других различных вещах. В итоге я засыпаю почти под утро. Как эти 100 миллионов вещей умещаются в моей голове? Не могу понять до сих пор. Но все же, имейте в виду, когда я все-таки засыпаю, то могу проспать в течение нескольких часов.

Находясь в группе, я понял, что она влияет на меня с разных сторон. В основном, я уверен в себе. Кажется, я начинаю бороться со своей уверенностью, когда это доходит до простых обыденных дел, например, шопинг. Если быть честным, то я не так часто хожу по магазинам, но когда приходит время, то я немного нервничаю по поводу покупок или примерок. В остальном - я действительно хорош, но в то же время могу чувствовать себя немного неловко. Иногда это случается, когда я хожу в бар – я могу просто посидеть там, но никак не «бушевать». Мне кажется, я просто боюсь выделяться. Не знаю, почему это происходит, ведь с парнями мы можем спокойно выступать перед 50-тысячной толпой, болтать с ними и, конечно же, петь для них. Но по нескольким причинам, иногда я нахожу это раздражающим - делать простые обыденные дела. Это безумно, не так ли?

Ты также должен смотреть за собой, когда ты в окружении людей, но эта работа может сделать тебя очень одержимым. У некоторых знаменитостей есть такие люди, которые следят за ними 24 часа в сутки, каждый день, и в интервью они постоянно говорят только о себе.

Со временем ты можешь получить плохие привычки. Например, я всегда вставлял свои 2 слова в разговор, потому что у меня были хорошие новости о группе, и я не мог сдерживаться, чтобы не рассказать их людям. Я перебивал и не понимал, что творится у остальных в голове, я слушал невнимательно. Я просто перебивал людей на полуслове и говорил: «Хээй, знаете что…?» или рассказывал новости группы. Следите за этим, и вы должны помнить это для своего же будущего.

Я все еще не очень хорош в разговорах с девушками, это всегда было так! Я всегда наслаждался теми моментами, когда у меня появлялась девушка. Когда я был ребенком, я просил многих девушек из школы погулять со мной. Мои приятели говорили: «Кажется, ты нравишься этой девушке», я подходил к ней, спрашивал о свидании, а она отказывала! Даже сейчас, когда я отправляюсь расслабиться и вижу девушку, к примеру, в клубе, я не могу найти в себе мужество, чтобы подойти и поговорить с ней. Я так сильно нервничаю.

Я беспокоюсь о том, не потратил ли слишком много денег на что-то, или о том, дал ли я достаточно своей семье. Также о покупке дома. Я не знаю, должен ли я покупать его или нет. Это очень важные решения, и я боюсь принять их слишком быстро, потому что я еще молод. Да, я жду, чтобы с нетерпением купить дом, в котором мог бы прожить много лет, но мне только 21, и поэтому это немного странно. Я переживаю о возможных ошибках. Я всегда обдумываю каждую деталь. Когда я был еще в школе, я слышал, как родители говорили по вечерам: «Он все детально обдумывает. Ему не нужно воспринимать все всерьез». Я до сих пор продолжаю учиться жизни, и я хочу понять, чего еще хочу. И при всем этом, мое беспокойство может быть моим собственным злейшим врагом

И снова возвращаемся к О2. Наш друг Бен Уинстон вместе с Морганом Сперлоком начали снимать нас для нашего первого фильма «This Is Us». Я так рад, что мы сняли этот фильм. Потому что с One Direction легко забыть какие-нибудь моменты, происходящие вокруг нас. Иногда так много случается с нами за 24 часа, что даже не можешь вспомнить, что было в этот день. Я не говорю уже о том, что было неделю назад или месяц. Вот поэтому нам повезло, что мы сделали этот фильм, наполненный нашим удивительным опытом.

Быть постоянно с камерами порой трудно, особенно, когда мы хотим расслабиться и как следует отдохнуть, но ты все равно должен находиться с ними. В любом случае, это удивительная вещь. Тем более, многие люди хотели увидеть и понять, что происходит с нами.

Я на самом деле не смотрел фильм полностью! Столько вещей происходило, что даже не хватало времени. Даже когда мы были на премьере в кинотеатре Лондона, нас забрали с середины фильма, чтобы сделать промо. Я с нетерпением жду того дня, когда я буду старым и седым, чтобы сесть и посмотреть «This Is Us» с моими детьми, прихватив при этом попкорна. Я скажу им: «Дети, сейчас вы увидите, каким я был в вашем возрасте!»

Мне очень повезло, что я встретил многих довольно известных людей благодаря своей работе. На самом деле, это забавная часть, потому что я не люблю общаться со знаменитостями слишком много, так как сам являюсь большим фанатом. Я начинаю нервничать, когда мне предстоит увидеть их.

Наша работа дала нам удивительную возможность. Мы встретились с Робби Уильямсом, с Майклом Бубле (его концерт был первым в моей жизни!») и даже с Queen! Ты должен держать себя в руках, когда видишь их. Когда мы впервые увидели Уилла Смита, я просто сказал: «Привет, я твой большой фанат». Я не мог стоять там и говорить: «Аххх, Уилл, как твоя жена и дети?!»

В списке знаменитостей, с которыми мы познакомились, есть еще несколько «громких имен». Например, как Дэвид Бекхэм. Он очень клевый. Мы были на какой-то вечеринке, и он тоже был там. Я сидел и беседовал с ним тогда. В следующий раз я встретил Бекхэма на премьере фильма «Класс 92», в процесс съемок которого был вовлечен Бен Уинстон, наш продюсер. Когда я вошел в кинотеатр и увидел его, он кивнул мне головой. Я был в шоке, когда он встал, подошел ко мне и сказал: «Привет, как ты, Лиам?», после чего пожал руку! Я думал, что сойду с ума! Дэвид Бекхэм кивнул мне с другой стороны зала, это так круто! Я расскажу всем моим друзьями эту историю!

Другая моя любимая знаменитость – Фаррелл Уильямс. Такой хороший парень! Мне один раз представилась возможность поработать с ним, когда мы были в США. Я тогда сказал: «Я уверен на все 100%, что пойду, чтобы увидеть его! Я не пропущу это!» Я отправился в студию… Когда пришел, то сел в кресло и стал ожидать его. Я так нервничал. Это была моя первая запись в студии, которую я должен был сделать сам, а тут еще будет один из крупнейших музыкальных продюсеров в мире! Он по-прежнему пишет песни, которые с каждым годом становятся все круче и круче. Всякий раз, когда я вижу его сейчас, он подходит ко мне и обнимает. Потом спрашивает, как у меня идут дела, приглашает вновь в студию. Настоящее безумие.

Я также большой поклонник Майкла Макинтайра (стендап-комик). Он очень смешной. Мы были на церемонии Pride of Britain Awards, и он был там тоже. Как только мы вошли, он тут же начал шутить со скоростью 100 миль в час. Мы разговорились, я тогда сказал: «Я твой большой фанат», а он: «Я хочу, чтобы ты пришел ко мне на шоу. Я буду подшучивать над тобой весь вечер, если ты придешь!» Мы обменялись номерами с ним. Когда он написал мне смс, где назвал меня «Одно из направлений», я подумал, что это так странно. Я всегда смотрел DVD-диски дома с его номерами, а теперь он переписывается со мной. Кстати, у меня так и не хватило мужества, чтобы прийти к нему на шоу!

Мне сказали, что люди, должно быть, смотрят на меня по-другому, как на звезду, но это не то, кем мы являемся на самом деле. Мы известны как One Direction, я это понимаю, но в большинстве случаев, я не воспринимаю степень нашей известности, если честно. Мы проводим очень много Meet&Greet с фанатами и видим лица некоторых людей, которые действительно ничего не могут сказать, они очень быстро дышат и нервничают. Но я не могу это ассоциировать с собой. Хотя я знаю, что это происходит из-за встречи с нами, я не могу сложить одно с другим. Бывают моменты, когда я забываю, что мое лицо узнаваемо. Я очень часто остаюсь дома, потому что иногда реакции людей на меня очень тяготят. Бывает, я со своим другом Падди пытаемся пройтись по магазинам в Вестфилде, и я забываю о том, что школы закрыты на каникулы. Проходит 20 минут и нам приходится уйти. Конечно, я не воспринимаю себя как знаменитость... Но я вижу, как люди смотрят на меня, я чувствую их взгляд на себе, они подбегают ко мне и просят сделать фото с ними. Отчасти неспособность видеть самих себя как знаменитостей заключается в том, что я все еще думаю о нас, как о молодых парнях, которые только что разменяли третий десяток. Честно говоря, то, что мы делаем, это то же самое, что делали бы 20-летние парни, если бы они оказались на нашем месте. Если вы скажете 20-летнему юноше: «У тебя будут футбольные ворота там, где захочешь, сможешь кататься на квадроциклах, сеять беспорядок, избегать людей, которые говорят тебе сделать уроки», он, очевидно, скажет «Да! Да!» Кто бы этим не воспользовался, если бы был на нашем месте? Я здесь просто для того, чтобы посмеяться. Первым синглом из нашего третьего альбома была великолепная песня «Best Song Ever», на которую мы сделали смешной клип. В течение этого времени самое трудное из промоутинга для нас был 1D Day. У нас должна была быть 7-часовая трансляция, и никто из нас не имел представления о ТВ-шоу, так что у нас не было идеи, как это все провести! Мне дали это все «дерьмо» со сценарием, но, честно говоря, я его даже не просматривал, так что менеджмент был немного взволнован! И я такой: «Я даже не имею понятия, что здесь делаю, ребята!» Однако мы сделали это, и как я всегда говорил: «Разве у нас когда-нибудь не получалось?» Мы всегда проходили через такие вещи! Заметьте, мы очень нервничали, потому что были хорошо осведомлены о том, сколько людей смотрят на нас по ту сторону камеры. Когда мы были в кадре, все было нормально, хотя, во время перерывов, я просто застревал у телевизора и смотрел на себя! Было очень смешно! Мы должны провести это снова, при этом сделав еще лучше! Ко времени выхода третьего альбома, мы осознали, что сами вовлечены в процесс его написания. Это был большой шаг, все мы стали намного креативнее. Когда вышел сингл на «Midnight Memories» 1 ноября во многих странах, это имело огромное значение для нас, ребята. Мы ничего не делали как должное, и поэтому, этот альбом был очень личным для нас. Понимание того, насколько круто он получился, было доказательством нашего вклада в него. В будущем мне бы хотелось писать песни. В этом случае я могу остаться в этой индустрии и призывать себя к написанию великолепных песен, создавать хиты и быть окружен той работой, которую я люблю. Я не хочу, чтобы вещи такого рода иссякли. Очень много историй бойз-бэндов, которые появились и исчезли. Недавно пришел парень, который делал Найлу крышу, и он раньше состоял в успешном бойз-бэнде. Я не буду говорить, кто это был, я просто раздумываю над этим. Он был успешен. У него все было хорошо. Когда он дошел от этого к починке крыш? Меня волнует мысль, что я могу уйти из этой группы. Написание песен действительно нравится мне, это креативность, это то, что я очень люблю. Это что-то вроде вызова для меня. Конечно, в моей жизни будет меньше внимания, но главное, я бы хотел просыпаться каждый день и писать песни. Я счастливчик, ведь моя мечта воплощается в жизнь каждый день, так что в будущем я должен быть уверен, что наслаждаюсь всеми ее привилегиями и продолжаю бросать себе вызов.

В общем, да, я волнуюсь о том, что может случиться после группы, хотя это все естественно.
Некоторые ребята в группе супер ведомые. Люди говорят, что я очень ведомый, но я вижу это больше как умение распределять большинство времени и заниматься другими делами. Я не думаю, что могу себя определить как «супер ведомый», потому что я считаю себя ленивым относительно некоторых вещей. Временами я должен расставлять свои приоритеты. Вот почему я иногда волнуюсь, когда под конец дня у меня такое ощущение, будто я не работал в полную силу. То же самое было с моей домашней работой, когда я был ребенком. Я действительно думаю, что наша деловая этика, которая была в школе, продолжается внутри группы. Когда я пошел в колледж изучать музыку, я очень усердно работал. У меня получалось все, кроме одного предмета. Но я всегда чувствовал, что мог сделать больше, и это чувство со мной по сей день. Может с One Direction это потому, что я знаю, у нас сейчас очень удачливый период в жизни, так что я никогда не захочу делать ничего как должное.

Я не смогу сказать, почему я заслужил находиться здесь. Я уверен, что есть очень много людей, которые талантливее, чем я, но по какой-то причине, именно я оказался в такой позиции. Ты просто должен делать все, что можешь, поэтому мы стараемся постоянно улучшать группу. Мы должны это делать как для себя, так и для фанатов. Жизнь в One Direction становится все более сумасшедшей. После трехмесячного отдыха в начале 2014 года мы вернулись на церемонию Brit Awards. Все понеслось по новой. Немедленно, как будто и по-другому быть не может. Импульс, кажется, постоянно увеличивается. Так много замечательного времени. Люди часто спрашивают меня, какой мой самый любимый момент за все время в One Direction.
Честно? Весь опыт в группе и есть мой любимый момент.


8774810768368267.html
8774877918321082.html
    PR.RU™